НОВОСТИ ФУТБОЛА | СТАТЬИ | ОБЗОРЫ | ВИДЕО | РЕЗУЛЬТАТЫ LIVE | КОНТАКТЫ | КОТИРОВКИ
    

###Сергей Гусев: "Черноморец" – моя "голубая мечта" ###

Сегодня Сергею Гусеву исполнилось 44 года. Воспитанник СДЮШОР Черноморец, нападающий родного одесского клуба. Его нельзя не узнать – рыжеволосый с веснушками – один из тех, чьей заветной мечтой всегда был «Черноморец», ведь даже играя за команды других стран, Гусев мечтал об Одессе. Билеты домой покупал заранее за несколько месяцев. Настоящий патриот!

ДОСЬЕ: Воспитанник СДЮШОР «Черноморец» и тренеров Г. И. Бурсакова и И. В. Иваненко. В дублирующий состав «Черноморца» попал в 1984 году. После военной службы в одесском СКА вернулся в «Черноморец», за который в 1988-1991 годах сыграл 39 матчей и забил 3 гола в высшей лиге СССР. В начале сезона 1991 года перешел в тираспольский «Тилигул», где забил за сезон 25 голов и победил в споре бомбардиров первой лиги. В 1992 году вернулся в «Черноморец» и в сезоне 1992/1993 с 17-ю голами стал лучшим бомбардиром чемпионата Украины. После этого уехал за границу, играл в клубах Турции, Израиля, России, Молдавии. Далее были украинские СК «Одесса», Звезда (Кировоград). Заканчивал карьеру в клубах «Сигнал» (Одесса) и «Днестр» (Овидиополь). Выступает за ветеранскую команду «Ришелье» (Одесса). Тренер-преподаватель СДЮШОР «Черноморец».

– Сергей Евгеньевич, как вы стали нападающим, как поняли, что вы нападающий?

– Я всю жизнь «нападал». Я – один из немногих, кто принимал участие в турнире «Кожаный мяч» и является обладателем этого трофея. Мы выиграли «золото», после чего нас отправили на другие, более высокого уровня соревнования. Все дети мечтают забивать, никто в воротах не хочет стоять, и я хотел, и забивал- забивал. А когда пришел в футбольную школу к Георгию Бурсакову, само собой стал нападающим.

– Вы сейчас – тренер детской команды. Вспомните себя в этом возрасте, когда вы занимались в школе «Черноморца».

– В первые годы мы в чемпионате Украины в финал не попадали. Но, в конце концов, потом мы попали во все финалы, и ниже 3-го места не занимали, и даже в Союзе занимали какие-то призовые места. В Москве играли, у «Динамо» выигрывали, для нас это уже не было преградой. В результате пятеро из нашей команды стали игроками высшей лиги. Хотя на нас чуть рукой не махнули, чуть ли не расформировывать собирались, год не перспективный, а в концовке столько выиграли всего, что даже на всю школу тогда столько не выиграли – спартакиады народные, не народные, что мы только не выигрывали!

– Вспомните, как вы пришли в «Черноморец».

– В «Черноморец» я пришел после дубля. Мы когда в школе учились, нас в дубль взяли, вот мы побыли в дубле, потом служба в армии, СКА – два года – и потом уже были готовы к «Черноморцу». Первую свою игру я сыграл с «Динамо» (Киев) на Республиканском стадионе. Мне тогда было 20 лет, я вышел на поле минут на 12. Честно говоря, я их не сильно помню. Во-первых, «Динамо» была звездная команда, суперзвездная, и выйти в такой игре 20-летнему парню, хотя уже и поигравшему во второй лиге, в дубле, но опять-таки – Заваров, Бессонов, все – суперзвезды. Для меня это было событие номер один и потом уже, когда в раздевалке немножко пришел в себя, начал осознавать всю значимость этого события для себя.

– Как вы оказались за границей?

– За границу мы чего уезжали, у нас зарплаты были по 100 долларов. Я поехал в Турцию – у меня 7000 долларов была зарплата, разницу понимаете. Семью кормить надо. У нас отток был из команды по 12 человек. Мы уезжали, так сказать, «пачками». А в Одессу вернулся потому, что я всю жизнь хотел играть за «Черноморец», это была моя «голубая мечта». Она настолько мне въелась в голову, что я отказывался от предложений московских «Спартака» и «Динамо», и многих других команд. Я всегда возвращался, при возможности, в «Черноморец». Мне всегда говорили, что я какой-то… Не хочу называть фамилию, но известный в Украине тренер говорил: «Покажите мне его! Хочу понять, почему он уходит к себе в Одессу на другие условия?». Я жил от отпуска к отпуску. Билеты домой заказывал за три месяца. Приезжал, радовался городу.

– Расскажите немножко о вашей семье?

– Мы уже с женой Аллой живем счастливо 21 год, в декабре будет уже 22. Дочке Насте – 21. «Донька», как мы ее называем, учится в Строительной Академии. Сын Никита тоже пошел в футбол. Занимался с 6-ти лет. Сейчас закончил здесь (в СДЮШОР «Черноморец» – прим. авт.) обучение. И в данный момент тренируется в «кадетской» группе. Он у нас тоже из «поздняков», так как родился в конце ноября. Если ребята многие уже в институтах, техникумах и так далее, то ему еще год в школе учиться. Для меня самое приятное, что у Никиты есть очень большое желание заниматься этим видом спорта. Даже после тренировки, я, честно говоря, такого не делал, он еще делает пробежку. Меня это очень радует. Потому что будущее футболиста зависит, в первую очередь, от желания и физических данных.

– Как вы решили стать детским тренером?

– Когда меня в Овидиополе в «Днестре» перевели на пенсию, я начал заниматься различными видами бизнеса. Бизнес не очень получался, деньги не зарабатывал, жена мне все-время говорила: – Дружище, пойди, займись своим делом! Бизнес не для тебя, ты всю жизнь в футболе, занимайся по специальности. Но у меня не было опыта. Семен Иосифович Альтман вместе с другими специалистами мне сказали, что для того, чтобы быть тренером – нужно немножко поработать в школе, чтобы набраться опыта, набраться действительно тех моментов, которые есть у тренеров, не у футболистов, потому что это разные вещи. Поработай в школе – а там посмотрим. Вот таким вот образом я пришел в школу, меня взяли, и я работаю (с 2006 года – прим. авт.).

– Но детский тренер и тренер профессионалов – это, как говорят в Одессе, две большие разницы?

– Честно говоря, когда я шел работать тренером в детскую школу, я никогда не думал, что будет так тяжело! Действительно, это две большие разницы, причем настолько огромные! Ведь мы детей готовим на протяжении многих лет для того, чтобы они попали в команду мастеров. Тут намного больше нервов, тут присутствует борьба «родитель-тренер», потому что родители смотрят через призму своего ребенка. Свой ребенок – он всегда самый лучший, но у меня их здесь 35 человек, играть должны 11, остальные родители считают, что тренер не прав, он незаслуженно обижает их ребенка. Поэтому очень непросто.

– Чему вы научились за это время?

– Скажем так, я научился больше сдерживать свои эмоции и немножко меньше говорить то, что я думаю. Я часто говорил, что думаю, мне это в жизни не мешало. Здесь, допустим, детям сказать то, что я думаю, их настолько можно не просто обидеть, а ранить даже, что потом тяжело будет выводить из этого состояния. Прежде чем сказать – нужно многое взвесить. Если я, к примеру, своему другу Никифорову могу сказать со злости, от нервов все что угодно, даже может неприятно как-то назвать его, а потом мы поймем друг друга, как взрослые люди, ну, вспылил! То тут ты не объяснишь, что ты вспылил или тебя перемкнуло. Тут надо постоянно себя держать в руках и свои эмоции контролировать. Где-то выпустить пар, потом прийти и начать общаться с детьми. Так же и с родителями!

– С кем вы до сих пор поддерживаете отношения из футболистов?

– Как говорит жена, я консерватор в этом отношении. Мои давние друзья – это Андрей Телесненко и Саша Никифоров. Хотя, в принципе, у меня со многими футболистами поддерживаю хорошие отношения. Вот играю за ветеранскую команду «Ришелье». Это Леонид Васильевич – директор СДЮШОР, Спицын Саша, Вася Ищак. Мы все время в одном котле варимся, со всеми отношения хорошие, а вот Никифоров и Телесненко – мои самые близкие друзья. С «Никой» мы вообще в одном классе учились, с «Теллей» – кумовья. Мы раньше даже шутили, что мы меньше знаем наших жен, чем друг друга.


Топ клубов мира


кухни дизайн
Топ игроков



Лучшие сборные

© Неофициальный сайт про Олега Гусева - при публикации на вашем сайте наших материалов прямая ссылка обязательна!